Главное » О том, о сём » Портреты, вдохновившие на творчество » Портрет графа Михаила Андреевича Милорадовича

Портрет графа Михаила Андреевича Милорадовича

Портрет графа Михаила Андреевича Милорадовича,
художник Джордж Доу.


Английский живописец Джордж Доу, работая в 1819-1829 гг. в Петербурге, написал ряд портретов героев войны 1812 года. Они составили Военную галерею Зимнего дворца. Портреты производят неизгладимое впечатление, даже если их смотреть не вживую, а на экране монитора. Чрезвычайно реалистично изображенные мужественные, одухотворенные лица… награды, орденские ленты, аксельбанты, благородные оттенки фона… все это захватывает воображение и завораживает… временами даже кажется, что вдалеке гремят пушки.

Работе Доу было посвящено множество заметок, статей и даже историй. Но, наверное, самой известной стала ода «Полководец», написанная А.С. Пушкиным, и посвященная портрету Барклая-де-Толли. На моем сайте есть статья об этом.

Однако Пушкин был не единственным и не первым, кто черпал вдохновение в этих портретах.

Федор Николаевич Глинка, достаточно скромный литератор и поэт, напечатал 24 декабря 1825 года в газете «Северная Пчела» маленькую статью, в которой восхищался экспозицией Военной галереи, и стихотворение, посвященное графу Михаилу Андреевичу Милорадовичу. Такой выбор объясняется очень просто – Глинка служил адъютантом у Милорадовича в течение войны 1812 года.

Портрет графа Михаила Андреевича Милорадовича. Художник Джордж Доу.

Это стихотворное описание исторического портрета, хотя и весьма сомнительно в плане литературных достоинств, все же интересно тем, что послужило фактически эпитафией Милорадовичу, который был смертельно ранен буквально несколько днями ранее, 14 декабря, во время восстания декабристов на Сенатской площади.

Но вернемся к статье. Не могу не привести слова, которыми Глинка предварил свое стихотворение: «Редкое сходство, сильная, широкая кисть и счастливый выбор положения для каждого лица придает большое достоинство сим портретам, возбуждающим живейшее воспоминание о подлинниках. Кажется, видишь их в минуту самых подвигов… Словом… представляется, так сказать, самый портрет времени… Я думал, почему бы не описать пером того, что написано кистью, с такою же, если можно, простотою и картинностью? Но краски для сего должны быть отечественны, и слог, сколько можно более, народный, но не простонародный...»

Приводимый ниже текст максимально близко сохраняет авторский стиль.


Суворовский генерал.

Италия!.. Суворов... и герои...
Горят на Треббии кровопролитные бои!
И там, где Ганнибал водил на Рим полки
Из Африканской Карфагены,
С нагайкой и с копьем, Донские Казаки
И, с берегов далекой Лены,
Воюют меткие Сибирские стрелки:
Все Павла Первого солдаты,
Идут – и бьют Французов в гроб...
Кого поцеловал Суворов в лоб?
И говорит: «ты мой крылатый!»
– – – – – – – – – – –
Гористо! Ночь темна и не видать ни зги:
Везде беда сам-друг с преградой,
Скользят над пропастью неверные шаги
И – старых гренадер с отрядом,
Кто этот воин молодой?..
– – – – – – – – – – –
Светает!.. Ясно в вышине!
И вот река и мост в огне,
И за рекой Французски рати...
Но он, охотник наш до смелых предприятий,
Чрез мост, сквозь пламя – на коне!
За ним и Апшеронцы следом.
Вперед!.. Но враг внизу, а тут, стеной гора!
И за спину весь полк! и вниз летит... ура!
И возвращается к Суворову – с победой...
– – – – – – – – – – –
Валахия… и славные дела!
В монастырях звонят в колокола:
Купцы и Греки и Бояре
Везут, в ущелья гор, пожитки и товары...
Луна бежит на Христианский Крест!
Не полагаются на городские стены,
Боятся Турок и измены:
Я узнаю тебя, священный Бухарест!..
Не плачь, прекрасная девица,
Богатого бояра дочь!
Еще в Дунай не погрузиться ночь,
А уж твоя запразднует столица...
И вот он здесь, сам вождь передовой!
И Турок бесится – и стыд скрывает свой...
На чьей груди крестам нет больше места?
Что ж дать ему? – Сказать: "Спаситель Бухареста!"...
– – – – – – – – – – –
Под Красным городом 1 краснеются поля:
Французской кровию намокнула земля...
Что там чуть видится, как детские игрушки?..
"Они!.. Бей сбор!.. вставай!.. Мерлин! где наши пушки?"
"Конвой назад, вперед стрелки!"
"Ребята - Павловцы! вон видите ль колонну?"
"Я вам ее дарю… Вперед! – в штыки!"..
– – – – – – – – – – –
Уж Ней не доведет полков к Наполеону!
Напрасно по лесам послал искать дороги...
Все тут легли... и тут их тлели кости:
Зачем вы к нам пришли, непрошеные гости?
Лиха у нас зима! велик наш Русский Бог!
Но кто средь натиска и крепкого удара,
В жару войны, не ведал мести жара?
Кто и врагов от гибели берег,
Кому Француз дал прозвище Баяра 2?..
Се Милорадович, друг жизни боевой,
Гроза врагов... и благодетель мой!

Ф.Глинка

1 – Болонья
2 – Баяр получил название: рыцарь без страха и упрека.
Категория: Портреты, вдохновившие на творчество | Добавил: elina (27.03.2013)
Просмотров: 1309 | Комментарии: 4 | Теги: дворец, Глинка, галерея, портрет, Милорадович, стихотворение, Подвиг, Доу, военная, зимний | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 4
+1   Спам
4 Марина   (26.07.2013 20:23)
По поводу плагиата Пушкина, то я думаю, что и есть плагиат:) Пушкин очень любил переиначивать чужие строчки, или может нарочно упомянул эти слова, нечто вроде завуалированной ссылки.

1 taylex   (29.03.2013 12:07)

Да-а-а… скажем прямо, стихотворение «ВЕСЬМА сомнительно в плане литературных достоинств»  smile

Даже и не знаю с чего начать. Пожалуй, с начала, с рифмы. Поля – земля, кости – гости, стены – измены, гроб – лоб. Рифма просто шикарная. Единственное оправдание подобному служит тот факт, что автор сам в предисловии уточнил свое стремление к слогу «народному, но не простонародному».
И вообще, общее настроение этого стихотворения какое-то чересчур восторженное, проскальзывает какое-то щенячье обожание. Например, восхищение абсолютно противоречивыми фактами или деяниями, от «французской кровию намокнула земля» до «и врагов от гибели берег».
И опять-таки это простительно, если учесть, что всю свою военную карьеру Глинка служил под началом Милорадовича.

Теперь возражения посерьезнее.
Мишель Ней, будущий маршал, а на момент Итальянского похода Суворова бригадный генерал в кавалерии, играл незначительную роль во французской армии. И никак не достоин включения в оду как один из основных врагов.
Главным же противостоянием Ней – Милорадович стал момент Отечественной войны 1812 года. Ней прикрывал отступление главных сил французской армии от Смоленска и был отрезан Милорадовичем. Пробиться к Великой Армии стоило ему огромного труда и потерь. Фактически Милорадович его разбил наголову.
Однако в стихотворении описания событий при Смоленске и при Болонье, между которыми огромный разрыв и во времени и в географии, стоят буквально через строчку друг от друга. Я сторонник сжатого слога в стихах, например мне нравится Бродский, но всему своя мера!

P.S. Не могу не пройти мимо забавного факта. Очень интересна строка: «Лиха у нас зима! велик наш Русский Бог!». Учитывая, что это стихотворение было опубликовано в 1825 году, а Пушкин заканчивал Евгения Онегина в 1830-1831 гг., и приблизительно в это время писал в черновиках:
Гроза двенадцатого года
Настала – кто тут нам помог?
Остервенение народа,
Барклай, зима иль русский бог?

Нельзя не заметить явный плагиат со стороны классика  :)

+1   Спам
2 elina   (30.03.2013 23:33)
не буду спорить с историческими фактами, но я не понимаю такой строгой критики стиля и словосочетаний. может быть, в ту эпоху эти выражения были общепринятыми, откудова мы знаем? prof
по поводу плагиата тоже не согласна. скорее всего "русский бог" было ходячей шуткой в те времена.

3 taylex   (02.04.2013 11:10)
Таки да, выражение "Русский Бог" часто использовалось в те времена (так говорит Российский гуманитарный энциклопедический словарь, 2002г.). Сначала возвышенно-патриотически, затем фактически официально, затем официозно, и вследствие этого стало употребляться передовым русским обществом иронически. Ныне кануло в Лету...
Как интересна судьба выражений...

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]